canadian russian wives Вс, 26.01.2020, 23:32
Главная | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Ольга Кемпбелл [32]Анна Левина [39]
Эленa Форд [2]
Главная » Статьи » Ольга Кемпбелл

Новое платье королевы. Часть 1.
Мотор, хлопушка, смокинг, и все спешат на бал,
На заднем плане в лужу я упал.
У всех, кто это видел, в душе родился смех,
А режиссер смеялся дольше всех…

Из песни Михаила Боярского

- Рита, ты хочешь сниматься в кино? – спросила меня подруга во время очередных посиделок на ее балконе, с которого открывался роскошный вид на раскинувшийся внизу город. Мы часто устраиваем чаепития на этом кусочке бетона, обрамленном цветами и парящем на высоте 23-го этажа. В том случае, если это позволяет погода, такая капризная и изменчивая в нынешнем году.
- Ирка, ты что, разыгрываешь меня? – фыркнула я. Только «кина» нам не хватало для полного счастья. Вино и домино в наличии имелись.

В действительности дела наши обстояли не так уж плохо. Мы обе – так называемые свободные художницы - делаем свою работу, если таковая имеется, дома на своих компьютерах, и безмерно радуемся тому, что нет над нами никаких начальников, и нет нам нужды подчиняться строгой дисциплине офисного распорядка и всяким там заморочкам типа дресс-кода. Ибо одеваться мы любим ярко, неожиданно и где-то даже экстравагантно. Это уж не говоря о том, что всяческие рамки и ограничения нам, вольным стрелкам, изначально противопоказаны.

У каждого явления, как известно, имеется и оборотная сторона медали, и вот такой неприятной стороной, в общем-то, вполне приличного существования является необходимость поиска клиентов и заказов. Мы на пару с Иркой сотрудничаем с несколькими периодическими изданиями, я - как автор, воображая себя второй Кэрри Брэдшоу, а подруга моя – в качестве дизайнера-фрилансера. При этом ее таланты не ограничиваются графикой и издательским делом, но распространяются и на такие сферы как дизайн интерьера и «лендскейпинг»*. Клиенты, однако же, не толпятся под нашими окнами, сгорая от нетерпения вручить нам свои дорогостоящие заказы, как бы нам этого ни хотелось. Поэтому мы находимся в постоянном поиске дополнительных источников дохода. Наших мужей, нынешнего ее и бывшего моего, мы также относим к категории вышеупомянутых источников. Но в последнее время, как мы заметили одновременно с Ирой, источают они как-то не слишком щедро. Вот мы и держим нос по ветру, стараясь унюхать любую возможность подзаработать. Все-таки наши привычки и экстравагантные вкусы требуют немалых затрат. Но когда я услышала вопрос о кино, то подумала, что моя «дизайнерша» просто шутит. Бывают у нее иногда такие приступы веселья. Да кто ж нас возьмет сниматься в кино – давно не юных, хотя вполне еще шустрых и способных, как это теперь называется, зажигать – девушек? Но, как оказалось, Ира говорила вполне серьезно.

- Ритуль, я не рассказывала тебе, но вот уже месяц я снимаюсь в массовках, – с виноватыми нотками в голосе произнесла она.
- Ираида! Целый месяц! И я ничего об этом не знаю! – задыхаясь от негодования, прокричала я. - И это называется подруга!
- Тут были некоторые обстоятельства, и потом я хотела сама сначала все проверить. Если хочешь, можем пойти к моему агенту прямо сейчас.

Ах, у нее еще и агент имеется, подумала я. Ну, настоящая звезда!
- А ты как думала - режиссеры и продюсеры будут высылать тебе особое приглашение на съемки? Все это делается через агентов, которым затем ты выплачиваешь процент, – пояснила подруга, читая невысказанную мысль на моем лице.
- Надо же! А я думала, таких выдающихся личностей как мы с тобой прямо с улицы сразу же на съемочную площадку тащат, – саркастически изрекла я.
- Кого-то, может, и тащат, но нам подобное, скорее всего, не грозит.
- Ты считаешь, что мы мордой лица не вышли? – забыв о том, что еще пару минут назад разговор «о кино» представлялся мне полнейшим абсурдом, и, перейдя в наступление, задала я свой традиционной вопрос.
- Да брось ты, Ритка! – поморщилась подруга от моей навязчивой привычки самоуничижения, которая изрядно раздражала ее, несмотря на то, что я старалась преподнести все в форме шутки.
- Морды наши - вполне нормальные, и возраст у нас – практически идеальный. Ты же знаешь, что «беби-бумеры» сейчас самая что ни на есть многочисленная целевая аудитория во всем мире, а мы с тобой – просто-таки юная поросль этой аудитории.

Да, Ирка была как всегда права. Действительно, поколение тех, кто родился в период после окончания второй мировой войны и до середины 60-х, и названное baby-boomers - детьми, появившимися на свет в период резкого увеличения рождаемости, исчисляется огромными цифрами, как утверждают демографы. По крайне мере здесь, на Западе. Что делает нас с моей закадычной подругой – барышень из числа тех, кому чуть «за сорок» - самым молодым отрядом в этом братстве стареющих, но все еще полных сил и энергии, потребителей и зрителей. А вот окажись мы сейчас снова в России, боюсь, Иркиного энтузиазма ненадолго хватило бы. Там бы нас точно записали в «старые кошелки». Но мы с ней живем, вот уже третий и четвертый год соответственно, в Торонто – городе, который прозвали «северным Голливудом». И как это нам раньше в голову не пришло попробовать свои силы на этом поприще?

Ну, со мной все понятно. С моими вечными сомнениями по поводу того, достаточно ли презентабельно я выгляжу (несмотря на мой самоуверенный вид, который – правильно, лишь форма самозащиты), мне и в голову бы никогда не пришло, что можно вот так, запросто, стать «актрисой». Пусть и «заднего плана», пусть всего лишь в массовке, лица которой вряд ли можно различить на экране. Но Ирка-то, роскошная блондинка с ростом в метр семьдесят четыре, могла бы и раньше додуматься до такого способа заработка, да и, по-видимому, просто интересного времяпрепровождения. Вот опять - поймала я себя на мысли о том, что хочу навешать всех собак на подругу, вместо того, чтобы порадоваться открывающимся перспективам. И что за характер у меня несносный, разозлилась я сама на себя. Нет, пора серьезно заняться медитированием.

- Прямо сейчас и пойдем к Ширли, - заявила Ира, собирая со стола пустые чашки, - Она мне недавно сообщила, что запускается в производство новый фильм – что-то такое в жанре «фэнтези». Нас с тобой вполне могут туда взять. Прямо скажем – наш жанр.
- Ой, Ир, я же толком не причесана и одета как цыганка, - заволновалась я.
- Будем считать это аллюзией на твою любимую «богемскую рапсодию», - поправляя оборки на моей новой, и отнюдь не дешевой, должна заметить, юбке, заявила остроумная подруга, намекая на мою непреходящую любовь к музыке Queen. И мы отправились к Ширли, которой предстояло стать моим агентом и проводником в незнакомый и несколько пугающий меня, новичка, мир кино.

По дороге в агентство я снова засомневалась, достаточно ли хорошо выгляжу, чтобы быть принятой в клан тех, кто своими руками творит «важнейшее из всех искусств». На что Ира отреагировала словами: «Ну что ты все время недовольна собой, Ритка! Да у тебя царственная осанка, вполне звездная походка и манеры настоящей леди. Вспомни, как тебя называли в «Глории» - Princess Margaret!»**

Да, было такое дело. С легкой руки менеджера магазина женской одежды, в котором я проработала полтора месяца (и которые показались мне настоящей пыткой, еще раз убедив в том, что вольным птицам не дОлжно сидеть в клетках), меня все стали называть именно так. Это отчасти льстило, но я подозревала, что за прозвищем кроется еще что-то, и пристало оно ко мне отнюдь не из-за моих замашек особы королевских кровей.

После того, как Ирка представила меня своей «агентше», Ширли смерила меня взглядом с головы до ног и стала задавать вопросы. Один из них был о том, имеется ли у меня длинное вечернее платье, а также наряд, в котором можно пойти на «коктейль-парти». Нарядов у меня, вообще говоря, имеется немало, только вот вечернего платья длиной до полу никогда не водилось. Мне всегда казалось, что это излишество. Не так уж часто я хожу на торжественные мероприятия, где требуют соблюдения всех тонкостей официального протокола. А, честно сказать, никогда и не бывала на таких. Но моя актерская карьера грозила закончиться, еще не начавшись, из-за какого-то платья, поэтому я нагло заявила, что в моем гардеробе есть все, что надо, включая японское кимоно и индийское сари. Ширли подозрительно взглянула на меня и спросила, какого я буду рода-племени.
- Да русская она, такая же, как и я, разве не видно? - заулыбалась Ирка.
- Нет, не видно, - ответила Ширли, разглядывая мой жгучий загар и вызывающий наряд. Так, похоже, и осталась она при своем мнении на предмет моего происхождения. Что не помешало ей заполнить анкету очередного «экстра», как называют участников массовки, сфотографировать меня в разных ракурсах и сообщить нам, что послезавтра проводится кастинг статистов, отбираемых для участия в новом проекте. И рассматривается этот проект как потенциальный международный блокбастер, грозящий принести небывалую прибыль. На процедуру отбора следовало явиться во всеоружии - в вечернем платье, при драгоценностях и прочих аксессуарах роскошной жизни.

Когда мы вышли из агентства, я вопросительно посмотрела на Иру.
- И что теперь делать с платьем? – угрюмо спросила я, не представляя, где достать за два дня шикарный вечерний наряд.
- Да придумаем что-нибудь, - беспечно произнесла Ирка.
Хорошо ей так думать! С ее-то способностями она и занавеску, подобно Скарлетт О’Хара, сможет превратить в великолепное одеяние. А мне как быть? Можно, конечно, пройтись по магазинам и приглядеть что-нибудь приличное, но в какую сумму это приличие выльется? У меня и так почти ничего не осталось на кредитках. Попробовать, что ли, обратиться за гуманитарной помощью к своему бывшему? Должен же он понять, ЧТО для меня значит – пойти на кастинг. Он, между прочим, всегда удивлялся моим актерским способностям. Правда, сдается мне, что под актерством он подразумевал умение найти отговорку, когда мне отчаянно не хотелось что-то делать, а также ловкость, с которой я могла вывернуться из неприятной ситуации. А это тоже не всем дано!

Мой монолог о блистательных перспективах произвел, по-видимому, на бывшего мужа сильное впечатление. Он даже великодушно предложил свою помощь в проведении шопинга, чем удивил меня несказанно. Я же прекрасно помню, что ходить по магазинам для него, как и для подавляющего большинства мужчин – хуже любой пытки. Хорошо замаскировав изумление, я благосклонно приняла его предложение, и мы отправились в увлекательное путешествие по торговым центрам.

После продолжительного хождения по магазинам и многочисленных примерок нужное платье, наконец, было выбрано. У меня, правда, возникли некоторые сомнения в правильности этого выбора. Мне-то самой понравилось совсем другое платье. Но на том ярлыке с ценой стояла такая внушительная цифра, что мне стало не по себе. Я согласилась на более проходной вариант, тем более что окружившие меня бывшие коллеги из «Глории» - а именно там и была совершена историческая покупка – в один голос утверждали, что это именно то, что мне нужно. Кстати, в первый раз за несколько лет мы, с теперь уже официально бывшим супругом, не поругались во время нашего «shopping spree»…***

Дома я облачилась в новое платье и внимательно осмотрела себя в зеркало. Осталась почти довольна результатом, что случается со мной весьма редко, и стала ждать наступления дня, на который был назначен кастинг статистов, должных изображать высоких гостей на приеме американского президента.

Продолжение следует

* landscaping – ландшафтный дизайн

** См. "Дневник русской иммигрантки"

*** shopping spree – разгул шоппинга


Источник: http://www.proza.ru/texts/2008/07/01/181.html
Категория: Ольга Кемпбелл | Добавил: kalinka (04.11.2008)
Просмотров: 333 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2020
Сайт создан в системе uCoz