canadian russian wives Вс, 26.01.2020, 23:28
Главная | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Ольга Кемпбелл [32]Анна Левина [39]
Эленa Форд [2]
Главная » Статьи » Ольга Кемпбелл

Формула нелюбви Часть 1.

Часть 1.

Лизе не везло в любви. По крайней мере, так считала она сама. Окружающим же, особенно тем, кто был с ней шапочно знаком, казалось, что у этой вполне успешной, еще молодой и весьма привлекательной женщины, все в жизни складывалось прекрасно. Лиза уже несколько лет жила в Дубае, работала в рекламной фирме, и ее часто видели в дорогих ресторанах и популярных ночных клубах в компании импозантных мужчин. Внешне все так и выглядело, но это была лишь одна сторона медали. На самом деле Лизе было уже сорок, хотя никому и в голову не могло прийти, что в ее возрасте можно так великолепно выглядеть. За плечами было два неудачных брака, работа, которая не приносила большого удовлетворения, и собственное мнение о себе как о неудачнице. Вот и последний ее, с позволения сказать, роман не внушал оптимизма на предмет кардинальных перемен в личной жизни. Впрочем, романом мелкую интрижку, как иронично именовала свои отношения с немецким бизнесменом по имени Удо сама Лиза, можно было назвать с большой натяжкой. С самого начала было понятно, что ничего путного из отношений с женатым немцем, семья которого находилась в Германии, а сам он по нескольку месяцев проводил в Дубае, где находилось представительство его строительной фирмы, не выйдет. Но она пошла на эти отношения, поскольку давно уже не была той наивной девочкой, полной романтических представлений о взаимоотношениях мужчины и женщины, какой в первый раз выходила замуж в 18 лет, и научилась извлекать выгоду даже из таких, казалось бы, безнадежных «предприятий». Подобный прагматизм считала оправданным, поскольку думать приходилось не только о себе, но и своей семье, состоявшей из мамы-пенсионерки и дочери-студентки, оставшихся в России. Ни на минуту Лиза не могла допустить мысли о том, что на долю ее дочери выпадет такая же участь неудачницы, поэтому все ее усилия были направлены на то, чтобы Алиска окончила университет в родном городе и отправилась продолжать образование на Запад, где и могла бы надлежащим образом устроить свою судьбу. А планы, подобные этому, требовали больших капиталовложений и наличия хороших связей. Вот накоплением первого и приобретением вторых и занималась в Дубае, как ей казалось, героиня нашего рассказа.

Несмотря на то, что Лиза пользовалась успехом у мужчин, это обстоятельство она не считала личным достижением, ведь те люди, с которыми ее часто видели, были большей частью клиентами фирмы, где она работала. Ей нередко приходилось пускать в ход свое обаяние, чтобы очередной рекламодатель подписал нужный ее компании контракт, при этом участие в деловых ланчах и ужинах, а также различных презентациях она воспринимала как часть своей работы. То была приятная, гламурная часть ее должностных обязанностей. Неприятная же заключалась в том, что отнюдь не все потенциальные клиенты переходили в число реальных, несмотря на потраченное на них время и усилия. А это порождало ненужные комплексы, с которыми, впрочем, она научилась бороться. Несмотря на кажущуюся невозмутимость и безупречность внешнего облика, Лиза остро переживала все происходившее с ней, и в душе ее бушевали нешуточные страсти. Чтобы не рассматривать каждую неудачу в профессиональной сфере как личное поражение, она принимала ухаживания несостоявшихся бизнес-партнеров, которым импонировала эффектная «пиар-икзекьютив» - так официально именовалась должность Лизы - и переводила их в иной регистр с выгодой для себя. Такой выгодой могло стать новое знакомство с далеко идущими последствиями – как для фирмы, так и для себя лично, а, возможно, и более престижное и денежное место работы. На худой конец, это могло быть просто посещение дорогого ресторана за счет приглашающего, что не только экономило личные средства, но расширяло кругозор, приобщая к тайнам кулинарных изысков международной кухни, да и просто доставляло удовольствие от приятно проведенного времени, когда не нужно было думать о делах.

Не находя в своем практицизме ничего зазорного, Лиза считала себя просто невинной овечкой по сравнению с другими, сполна наделенными авантюрными способностями соотечественницами, которых все больше становилось в Дубае. Число их прибавлялось не только в увеселительных заведениях, принесшим городу определенную славу, но и в магазинах роскошных торговых центров, превративших этот ближневосточный эмират в рай для любителей шоппинга, а также в офисах многочисленных риэлтерских, издательских и прочих фирм, ориентированных на потребителей из стран бывшего СССР. Когда Лиза встречалась с подругами, или общалась с кем-то в салоне красоты, превратившемся в своеобразный женский клуб, ожидая своей очереди на маникюр, разговоры крутились в основном вокруг одной темы: кому удалось завести нового бой-френда, раскрутить его не просто на подарки, но на серьезные инвестиции в саму себя, а то и удачно – с финансовой точки зрения - выйти замуж. И это не был треп бездушных и безголовых девиц, изнывающих от безделья, как это могло бы показаться стороннему наблюдателю. Напротив, то была школа приобретения ценных знаний и обмена важным опытом, потому как только обеспеченные туристы приезжают в Дубай для того, чтобы расслабиться на пляжах и оттянуться в его барах и ночных клубах. А те барышни, что живут там, большей частью ведут борьбу за лучшее будущее – свое и своих детей, уже имеющихся или только планируемых. Многие пытаются между делом найти другую страну, пригодную для проживания, поскольку Эмираты, в соответствии со своим законодательством, предоставляют лишь временное пристанище всем приезжающим, не обременяя себя заботой о каких-либо социальных благах для прибывающих со всего света экспатриантов. При этом большим успехом у прекрасной половины всех прибывших - особенно из стран бывшего социалистического лагеря - считается выйти замуж за европейца, американца или австралийца, то есть человека западной цивилизации. Арабы уже давно не рассматриваются трезво мыслящими россиянками, как и прочими обитательницами постсоциалистического пространства, в качестве материала, пригодного для приличного обустройства жизни.

Нередко рассказы о матримониальных достижениях соотечественниц действительно производили впечатление. То девица, не отличавшаяся ни большим умом, ни завидной внешностью, выходила замуж за богатого британского предпринимателя, имевшего чуть ли не родовой замок где-то на берегах туманного Альбиона, только благодаря своему умению прилично играть в бильярд. То официантка из бара пятизвездочного отеля получала предложение руки и сердца от менеджера крупной французской фирмы, имевшей свои интересы на берегах Персидского залива, потому как сумела оказаться в нужном месте в то время, когда вышеозначенный менеджер тосковал от одиночества в непривычных пока для себя обстоятельствах арабской действительности. Как устраивались иные из тружениц, подвизавшихся в популярной в Дубае сфере интимных услуг, вообще поражало воображение и могло послужить сюжетом еще одного международного блокбастера о судьбе очередной «красотки».

Лиза понимала, что на стороне всех участниц этих историй были если не красота, то, по крайней мере, молодость и жадность до радостей жизни. Здесь она, безусловно, проигрывала всем этим бывшим советским Золушкам. К ее несомненным достоинствам, однако, можно было причислить хорошее образование, неизменную элегантность, умение держаться в любой обстановке и любой компании. Что совсем не гарантировало успеха в такой тонкой сфере, как поиски достойного партнера с возникавшими по ходу дела любовными переживаниями. Ведь, несмотря на цинизм и готовность на любые «подвиги» во имя достижения своих целей, все эти искательницы сокровищ в виде тугих кошельков и больших состояний втайне мечтали о чем-то большом и чистом. Разве что вымытого слона вы можете получить в этом качестве, любила со смехом повторять старую шутку Лиза, решившая для себя, что ей-то вот уж совсем не требуется подобная роскошь, как истинная и всепобеждающая любовь. Раз уж не везет в любви, думала она, пусть повезет в других сферах.

Решив самостоятельно снимать квартиру, после нескольких лет совместного - в целях экономии - проживания с приятельницами, Лиза неожиданно получила от своего немецкого воздыхателя в качестве подарка к новоселью кое-какую мебель и технику. Это было очень кстати, потому как Алиске и маме требовалась новая зимняя одежда и обувь, и теперь можно было послать домой деньги, сэкономленные за счет подарка. Удо, в принципе, был неплохим человеком и весьма удобным кавалером, так как часто находился в разъездах и не мозолил понапрасну глаза. Поначалу Лизу даже умиляло, когда по нескольку раз в неделю он звонил ей из Германии и других стран, где должен был находиться по делам своего бизнеса. Ей приятно было слышать, как он с придыханием произносит ее имя – Лизхен, и сообщает, когда появится в Дубае. Со временем, однако, занудство Удо, который в основном говорил о своем бизнесе и его сложностях, стало надоедать. Лиза поняла, что не может находиться в его компании больше двух часов, настолько невыносимо ей становилось слушать нескончаемые монологи немца о трудностях строительного бизнеса, тем более, если бизнес этот приходилось делать с арабами. Про невозможность иметь серьезные дела с арабами она и сама прекрасно знала, но ведь в свободное от работы время ей хотелось говорить о чем-то более приятном. Однажды не выдержав скуки очередного свидания, Лиза послала подальше незадачливого поклонника и решила, в который уже раз, начать новую жизнь.

Встретившись вечером с тремя своими приятельницами в любимом баре, Лиза рассказала о том, что снова осталась одна. Квартет четырех подруг, очень разных по характеру, взглядам на жизнь и мировосприятию и напоминавший чем-то персонажей известного сериала «Sex and the City», любил откровенно обсуждать подробности своих взаимоотношений с представителями противоположного пола. Правда, однажды Светлана, одна из четверки, заявила, подобно Саманте из сериала, что стала лесбиянкой, но подобное заявление не было принято всерьез, поскольку Света отличалась буйной фантазией и любила для красного словца и для развлечения подружек сочинить какую-нибудь небылицу про себя.

В этот раз главой темой обсуждения стало вновь обретенное одиночество Лизы. Что вовсе не было недостатком, скорее перспективой, открывавшей новые горизонты. «Только не вздумай влюбляться в какого-нибудь проходимца!» - заметила Алина. Она-то хорошо знала, какой страстной натурой была Лиза, и чего ей всегда не хватало в ее «интригах». Она же вывела - для пользы, как она считала, всех потенциальных стерв родного отечества, формулу «нелюбви». Слово «стерва» не считалось более бранным в лексиконе современниц. Напротив, для успешной самореализации просто необходимо было отбросить некие устаревшие понятия и приобрести стервозность, ставшую залогом достижения поставленных целей. «Дрянные девчонки» вышли из девчоночьего возраста и проповедовали собственную философию жизненного успеха.

Лизе не очень нравилась теория «нелюбви», она была еще из того, прежнего поколения русских женщин, известных своей самоотверженностью и готовностью, как декабристки, идти на лишения ради любимых. Реальность же новой жизненной парадигмы, как говорила любившая щегольнуть умными словечками Алина, диктовала иные правила поведения. И Лиза, пережившая не одно крушение «любовной лодки», готова была согласиться с разумной своей подругой в том, что чувства следует держать в узде, руководствоваться всегда соображениями целесообразности и вообще – безжалостно наступать на горло собственным сантиментам, если они могли испортить стоящее дело. Лиза не знала еще, что очень скоро всю эту алгебру человеческих отношений ей придется на практике поверить всевозможными формулами, теоремами и доктринами.



Источник: http://www.proza.ru/texts/2007/04/23-68.html
Категория: Ольга Кемпбелл | Добавил: kalinka (07.11.2008)
Просмотров: 368 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.5/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2020
Сайт создан в системе uCoz