canadian russian wives Вс, 26.01.2020, 17:44
Главная | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Ольга Кемпбелл [32]Анна Левина [39]
Эленa Форд [2]
Главная » Статьи » Ольга Кемпбелл

Хобби Часть 2.

Часть 2.

Итак, Лариса взялась за разработку нового плана действий. Она надумала перебраться на постоянное жительство в Штаты и решила осуществить эту задачу с помощью своего хобби. Кому как не ей и стоило воспользоваться услугами специальных сайтов знакомств, наводнивших Интернет? К тому времени она уже мастерски овладела умением писать искренние, эмоциональные, и в то же время - наполненные тонким юмором и изящной иронией письма. Но одно дело - писать человеку, с которым уже общался «вживую», а другое – незнакомцу, к тому же не зная точно, кто действительно скрывается за каким-либо затейливым «ником». Однако Лара верила в свою удачу, да к тому же она научилась хорошо разбираться в мужских характерах, темпераментах и привычках. Ей достаточно было взглянуть на «профайл» виртуального собеседника, чтобы сходу определить, что представлял собой очередной кандидат в женихи.

Она выяснила, что правительство США выдает так называемую визу «невесты» сроком на 90 дней, но только при наличии доказательства личной встречи потенциальных супругов, встретившихся изначально в режиме «онлайн». Организовать такую встречу и все последующие события и перемещения было для предприимчивой Ларисы всего лишь делом техники. Так она оказалась в городе Одессе, расположенном в штате Техас.

Американская Одесса сильно отличалась от бывшей советской. И не только тем, что там не было знаменитого Привоза и духа прежнего «вольного города» (которого, как говорят, и в настоящей – ныне украинской - Одессе не осталось), но и отсутствием причалов, лиманов и соленого морского воздуха по причине затерянности американской географической тезки в глубине материка. Ларе, хотя и готовой к неожиданностям в новых обстоятельствах, решительно не нравились ни техасская провинциальность нового места обитания, ни личность самого жениха. Она, как всегда, умело заморочила голову очередному простаку, попавшемуся на крючок обаяния ее сочинительских способностей, и теперь строила планы дальнейшего перемещения внутри североамериканского пространства.

Начитавшись на русскоязычных сайтах отзывов соотечественников, уверенно обживавших все уголки Нового Света, Лара решила перебраться из сонной Одессы в Канаду. Там ее прибытия уже с нетерпением ожидали несколько деятелей, плененных неординарной личностью прекрасной россиянки. О, она хорошо знала, на каких струнах можно сыграть в этих душах, истосковавшихся по женской ласке и простому человеческому общению, сдобренному здоровой эротикой и обещанием плотских радостей. Перспективы неземного блаженства мерещились доверчивым канадцам, ввязавшимся на свою голову в переписку с молодой, одинокой и романтичной, но не лишенной авантюризма русской интеллектуалкой. Так позиционировала себя Лара в своих ежедневных электронных посланиях, отправляемых на четыре разных адреса.

Затаив дыхание, я слушала рассказ Ларисы, впитывая в себя мельчайшие подробности. Мы сидели за столом в ее уютной квартирке, куда я была приглашена на чашечку кофе, и радушная хозяйка воодушевленно делилась со мной секретами своего успешного и безбедного существования.
- Как хорошо у тебя здесь, Лар! – разомлев от тепла и тонких ароматов, наполнивших воздух стильно декорированной гостиной, произнесла я.
- А откуда у тебя эта квартира? – задала я свой очередной вопрос, надеясь услышать еще одну занимательную историю.
- От моего бывшего мужа Чарльза, - ответила Лариса.
- Так ты была замужем? – удивилась я. А я и не знала, что эта поклонница эпистолярного жанра успела связать себя (а также и развязать, как стало ясно) узами законного брака. «Как вышла, так и снова зашла», - говорила моя тетка про знакомых разведенок.
- Чак погиб через три месяца после нашей свадьбы, - услышала я и чуть не поперхнулась горячим кофе.
- Ты же не думаешь, что это я отправила его на тот свет? – усмехнулась Лариса, словно читая на моем лице немой вопрос.
- В той автокатастрофе было еще несколько жертв. Пять лет уже прошло с тех пор. Чаки был неплохим парнем, и уж если бы я надумала избавиться от него, то нашла бы менее кровожадный способ, - продолжила Лара, и у меня отлегло от сердца. Хотя сомнения некоторые остались. Уж очень спокойно она говорила о безвременном уходе мужа.

Как оказалось, новость о том, что Лариса была вдовой («веселая вдова» - так мысленно окрестила я приятельницу) была не самым сильным потрясением того вечера. Мне предстояло услышать еще одно откровение и удивиться, почему эта сердцеедка с литературными способностями решила посвятить именно меня в секреты своей необычной судьбы.

Пока хозяйка готовила что-то на кухне, чтобы добавить десерт и немного ликера к нашей кофейной церемонии, я решила полистать фотоальбом, лежавший на книжной полке. На первой открывшейся странице я увидела фотографию, явно сделанную много лет назад. Со слегка поблекшего цветного снимка на меня с улыбкой смотрел симпатичный, совсем юный парнишка. Было что-то неуловимо знакомое во всем облике юноши – сразу видно, из наших. Да и фон просматривался типично российский – типовое школьное здание, так похожее на мою собственную давно оконченную школу из советских времен.

Наверное, это первая школьная любовь Ларисы, - подумала я, глядя на фотокарточку. Иначе, зачем бы она хранила ее в альбоме? Все-таки лукавит наша сочинительница, когда говорит, что не способна на нежные привязанности и пылкие чувства. Неужто и у этой «железной леди» есть сердечная тайна, размышляла ей, достав фото из альбома и разобрав на обратной стороне написанные от руки слова – «Лёва на выпускном вечере». Ах, Лёва! – пришла я в волнение при мысли о том, что сейчас мне откроется еще один секрет из жизни блистательной Лары. Наверное, она называла его Лёвушкой, с умилением думала я, ожидая с нетерпением, когда, наконец, услышу подробности давнего школьного романа.

- Лёвушка! – произнесла я нараспев, глядя на Ларису, входившую в комнату с подносом в руках. При звуках этого имени у Лары задрожали руки, поднос со всем содержимым грохнулся на шикарный кремовый ковер, и на его поверхности стали расплываться безобразные пятна.
- Ой, прости меня, Лар! – закричала я, напуганная такой неадекватной реакцией. Кто бы мог подумать, что у только что совершенно хладнокровно, если не сказать – равнодушно - говорившей о покойном муже Ларисы так сдадут нервы при звуках этого имени.
На что та - молча опустилась на диван, замерла на минуту, и, махнув рукой, сказала, наконец:
- Вот теперь ты уж точно обо мне все знаешь. Да вот - Лёвушка!
- Я надеюсь, он жив и здоров, – осторожно заметила я, не зная, как себя вести дальше.
- Лёва и теперь живее всех живых! – встала передо мной Лариса во всей своей красе, выставив вперед роскошный бюст и расположив руки на стройных бедрах, как будто собираясь пуститься в пляс.
- И ты его видишь прямо перед собой! – засмеялась она, выхватив из моих рук фотографию и положив ее себе на грудь. Тут только я заметила, что у парнишки на снимке и у бесподобной Лары было одно и то же лицо. Та же линия чувственных губ, прямой нос, пронзительные зеленые глаза.

- Брат что ли? – с трудом соображала я, прекрасно осведомленная о том, что Лариса была единственным ребенком у родителей, как она мне сама недавно сообщила. И тут до меня дошло!
- Ларка! – завопила я, - Так ты, что ли, этот, как его… трансс… трансс… - никак не могла я выговорить непривычное для себя слово.
- Транссибирский экспресс! Ага! – прокричала Лара, и обе мы зашлись в безудержном хохоте.
Мы долго не могли успокоиться, это была настоящая истерика, но, наконец, обессиленные, уселись прямо на залитый ликером ковер. Я старалась привести мысли в порядок и решить, что же теперь я должна сказать.

- А как же талантливый ребенок, гордость родителей? – вырвалось у меня, пытавшейся переварить потрясающую новость. Я вспоминала недавний рассказ Лары-Левы о ее (или его - тут я совершенно запуталась) детстве.
- Талантливый ребенок был, как ты понимаешь, только это был мальчик, а не девочка. И мальчик этот очень страдал от того, что у него было чужое и враждебное, как ему казалось, тело.
Ну да, я, помнится, слышала и читала о подобных историях. Но никогда бы в жизни мне не пришло в голову, и ни в каком дурном сне не приснилось, что женственная, соблазнительная, с округлыми формами Лариса была рождена мальчиком.

- А ты совсем теперь женщина, или как? – не удержалась я от глупого вопроса, не представляя, как же в ином случае Лара-Лева могла завлекать мужчин и раскручивать их, что называется, на бабки.
- Да, я сделала операцию, прошла курс гормональной терапии и ничем теперь не отличаюсь от тебя, – спокойно заметила Лара, а я подумала про себя: «Еще как отличаешься! У меня никогда не было такой роскошной гривы, тонких рук и гибкой талии, не говоря уж о груди размера 34 С».
- Но это только здесь я смогла позволить себе подобную операцию. В России, как ты понимаешь, у меня на это не было ни средств, ни возможностей.
- А как же твои романы, еще тех времен? Знойный Луис, ученый Гюнтер?
- С Луисом мы же только дружески общались, а потом переписывались, перезванивались. А Гюнтер – тот так ничего и не понял, – опять засмеялась Лара.
В ответ на мой недоуменный взгляд, она протянула мне видеокассету с фильмом «М. Баттерфляй». Я помнила шум, поднявшийся по поводу этой картины лет пятнадцать назад. Там был главный герой - дипломат, осужденный за шпионаж. В течение 20 лет он любил певицу из китайской оперы, которая оказалась шпионкой. Ладно бы просто шпионкой, но исполнительница главной партии в одноименной опере к тому же оказалась мужчиной. Так что, ничего нового в любовной драме «нашего» Гюнтера не произошло.
- Все уже было в этом мире, - философски заметила Лариса.

Так вот что было ее истинным хобби, вдруг озарило меня – исследование мира женщины, стремление понять, почему природа так жестоко обошлась с мальчиком, который ощущал себя, да и выглядел (за исключением первичных половых признаков) как нежная девочка. Ведь и психологию, и физиологию мужчины она хорошо знала именно потому, что первую часть своей жизни провела пусть и в ненавистном, но все-таки родном мужском теле. Потому и приехала в Торонто – город, славящийся своей терпимостью ко всем тем, кто отличается в проявлениях сексуальности от простых и традиционно ориентированных смертных.
Но почему она решила открыться именно мне? Мы ведь не были подругами – так, пересекались изредка наши пути-дороги. Когда я спросила об этом Ларису, она взяла меня за руку и подвела к зеркалу.

- Посмотри на себя, - сказала Лара. А чего мне было смотреть? Я и так знала, что выгляжу как ощипанная и только что вынутая из морозилки курица - со своим мокрым носом, растрепанными короткими вихрами, серым цветом лица от ежедневно выкуриваемой дюжины сигарет и обгрызенными ногтями.
- Ты получила этот дар – быть женщиной – безболезненно и бесплатно. И вместо того, чтобы с благодарностью принять его, превратила себя в какое-то непонятное, бесполое существо. Я хочу помочь тебе приобрести приличный вид, научить, как быть и выглядеть женщиной по-настоящему!

Я поморщилась от ненужной патетики Лариного страстного монолога. Придется мне ее огорчить. Из всей ее истории я сделала очень важный для себя вывод – ошибка природы произошла и в моем случае. Только я-то должна была родиться мальчишкой! Ах, какое бы это было счастье - жизнь, не обремененная заботами о внешности и искоренении вредных привычек, которых у меня множество. Лара еще не знала, что я приняла решение – подамся и я в транссексуалы! Вон их сколько в нашем городе! А что - сделаю операцию по перемене пола, а потом, может, и женюсь на Лариске. Красивая она баба!






Источник: http://www.proza.ru/texts/2008/01/11/88.html
Категория: Ольга Кемпбелл | Добавил: kalinka (13.11.2008)
Просмотров: 480 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2020
Сайт создан в системе uCoz